Aranger (aranger) wrote,
Aranger
aranger

Categories:

Кофе с молоком

Я, пожалуй, не знаю никого из детей, кто любил бы теплое молоко, из-за той самой противной пенки.

А вот молоко топленое из русской печки с ностальгией вспоминаю до сих пор, потому что там не пенка, а настоящая толстая коричневая корочка, хрустящая и обалденно вкусная.



- Кофе будешь?- Ласково спросила ты, до сих пор сонно щурясь.

- С молоком...

- Ой, а у меня только топленое осталось...- Всплеснула руками ты.

- Лёш? А ты о чем задумался?

А я вспоминал с легкой улыбкой топленое бабушкино молоко, но вслух сказал, разумеется другое:

- Ночь вспомнил. Вот кто ж знал что ты такая чертовка окажешься. А с виду такая скромная девочка.

И ты так мило смутилась, что кофе пришлось отложить...

Но давайте все-таки начнем с самого начала...

С первых чисел августа неожиданно долбануло под тридцатник, и в первые же выходные народ массово ломанулся на пляж. И пофиг, что второе число уже прошло - жарко же...

Изобилие загорелых женских тел на пляже, горячий песок и, практически выветрившееся после первого захода в холодноватую воду, похмелье

Знаете, что может категорически и бесповоротно выделить женщину на пляже в конце августа? Не фигура, не провокационные ниточки, по недоразумению обзывающиеся купальник, не смех или раскованное поведение.

Белый цвет. Обычный белый цвет купальника на загорелой до темной бронзы коже.

Я просто нагло плюхнулся рядом на покрывало, пользуясь тем, что твои подруги сбежали окунуться.

- Дай я угадаю... Тебя наверное зовут Катя...

Ты, обалдевая от наглости и верного ответа, просто распахнула глазищи и кивнула.

- Тебе девятнадцать лет.- Еще один кивок.

- Ты поступила в политех.- С каждым моим утверждением твои глаза распахивались шире и шире.

- А еще ты любишь мороженое. Держи.- И жестом фокусника вручил искомое.

Все просто: выбираешь компанию побольше, чтобы крупнотелые дяди и тети тебя надежно прикрыли. И лежишь и слушаешь. Потом осторожно перетаскиваешь лежанку метров на двадцать, идешь за мороженным и ждешь пока обладательница белого купальника останется одна. За мороженным, впрочем, ходить пришлось два раза, быстро оно, падла, на жаре тает.

- Я бы сказал, что я телепат, но у меня просто хороший слух. Я - Леша. - И протягиваю руку.

- Со мной еще никто так не знакомился!- Восхищенно протянула ты и руку пожала.

- А еще я хочу тебя украсть у твоих подруг. Видишь, - махаю рукой, - уже возвращаются.

И мы, похватав твои немногочисленные вещи, перемещаемся на моё покрывало.

У тебя выгоревшие на солнце добела волосы, стройные ножки, чуть курносый носик. Грудь - мечта айтишника, когда рука ложится как на мышку, и пронзительно-голубые глаза. Ты думала, что мне двадцать один, а я просто сказал, что ошиблась, и ты решила, что мне двадцать два, а я не стал уточнять, что мне через месяц двадцать восемь. Тебе нравились стихи и физика. Еще мы болтали про биологию, про нежданную жару, я рассказывал какие-то истории...

Мы не боялись сгореть, но несколько часов на пляже - это несколько часов на пляже. Ближе к вечеру мы лениво потащились домой. И вот я стою у твоего подъезда и записываю телефон.

Возвращаюсь домой, прохожу через магазин, лезу в душ, плотно ужинаю. И набираю тебя.

- Привет. Тебя зовут Катя и тебе девятнадцать...

Колокольчики твоего смеха звучат в ответ.

- Я хочу украсть твой вечер, если ты не против.

- Я согласна. - Мне показалось или это прозвучало чуть двусмысленно. Но на рефлексии нет времени.

Через полчаса я стою у твоего подъезда. Набираю.

- Поднимешься?

- Какая квартира?

- Двадцать пятая.

- Иду.

Ты открываешь дверь, и, пуская меня в прихожую, смущенно поясняешь:

- Здесь дедушка с бабушкой живут, но они на даче все выходные.

- Хотела предложить чай? - Киваешь головой. - У меня есть идея получше. Охлажденное вино будешь?

Твои брови прыгают вверх, а я вручаю загодя купленную и уже полежавшую в морозилке бутылку.

Тогда в кировских супермаркетах было офигенное японское сливовое вино. Настоящее, с вполне себе натуральными сливами в бутылке. Потом вместо него появилось китайское, на вкус дрянь, но, что характерно, с такой же ценой. Вот почему так происходит?

Сидим, пьем вино, болтаем. Холод крадет градус, а твои щечки уже раскраснелись.

- Я обычно в первый вечер такого себе не позволяю.

Да, я лукавлю, но образ белого купальника на загорелом теле преследует меня неотступно.

- Какого?

- Такого. - И целую.

Первые пару секунд ты даже пытаешься чуть отстраниться, но потом губы мягчеют, и ты очень нежно начинаешь отвечать.

- Я тоже такого не позволяю. - Выдаешь ты, когда поцелуй заканчивается.

- Твое здоровье. - Салютую бокалом.

Ты делаешь ответный жест. Молча допиваем вино.

- Наверное, мне пора. - Задумчиво тяну.

- Как? - Еще чуть-чуть и, кажется, ты запаникуешь.

- Если я останусь, ты же понимаешь, чем это закончится?

- Понимаю! - От паники не осталось и следа, теперь ты смотришь уже с каким-то вызовом!

Поцелуй. Еще один. Обнимаю, целую шею, когда добираюсь до ушка ты вздрагиваешь. Отрываюсь.

- Может все-таки не на кухне?

А взгляд у тебя уже плывет. Ни фига себе.

- Да, не здесь. - И ты пытаешься проскользнуть мимо меня, выходя.

Вжимаю тебя в стену, так, что вздыбившиеся части тела очень отчетливо упираются тебе в живот. Руки ложатся на грудь. Сквозь тонкий халатик чувствуются торчащие сосочки. На поцелуй ты отвечаешь уже даже несколько хаотично. Добираемся до комнаты.

- Отвернись!

- И не подумаю. Я, может, с пляжа мечтаю увидеть тебя без одежды.

Ты задумываешься на секунду, а потом решительно скидываешь халатик. А мне не хватает воздуха. Молочно-белая грудь на фоне загорелого тела настолько потрясающе смотрится, что я, толком не соображая как, оказываюсь около тебя на коленях и целую, целую, целую эти восхитительные холмики. Ты запускаешь руки мне в волосы на затылке и ласково лохматишь не самую длинную шевелюру.

А еще у меня свободны руки и можно стянуть с тебя трусики. Они тоже белые.

Отрываюсь от груди. Узкая длинная полоска коротких волос. Встаю с колен и, подхватывая тебя на руки, несу к диванчику. Оказавшись на диванчике, ты закрываешь глаза, сгибаешь, чуть разводя, ноги в коленях. И неровно дышишь. А я замирая любуюсь на контраст белого и загорелого. Запомнить, накрепко впечатать в память эту картинку. Одеть изделие. А потом я оказываюсь сверху и, медленно целуя и мимоходом проверив влажность, понимаю, что тормозить уже нельзя. Мокрая. Ждущая. Направляю рукой. И с легким, но чертовски приятным, сопротивлением оказываюсь внутри. Нависаю, опираясь на руки, и начинаю двигаться.

У летнего секса есть один отвратительный недостаток. Это пот. Он не пахнет, но его чертовски много. Уже через минуту-другую появляются капли на висках, на лбу. Минут через пять они уже стекают по лицу, падают на тебя. Появляются капли на спине. Тебе легче ты гораздо меньше двигаешься и часть пота забирает простынь. Единственно место, откуда он не успевает убежать и смешивается с моим это наши животы. И вот уже по комнате разносится сочное хлюпанье, вызывая у нас улыбки. Чуть позже побегут ручейки и по спине, ногам. Руки и грудь потеют последними.

А я, глядя на твою закушенную губу и с трудом сдерживаясь, верю, что еще минута или еще две и твои руки, все сильнее цепляющие мне в поясницу, выдадут твой оргазм. А мне? Мне, чтобы финишировать, достаточно отклониться до хруста в поясе и одним толчком выразить все свое восхищение контрастом белого на загорелом...

Спина ноет, руки дрожат. И, одинаково охрипшими голосами, мы выдаем в унисон:

- В душ!

В прохладный и невыносимо приятный душ, потому что летом это второе удовольствие после секса.

Tags: мякотка
Subscribe
promo aranger january 15, 2014 13:09 204
Buy for 20 tokens
Который мне делали два раз в жизни. Просто минет мне делали чаще. Первый раз это было во время шумной студенческой попойки. Когда я читал девушке стихи на балконе. Ну собственно и дочитался. Мы допивали бутылку вина нагло спертого со стола.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments